«Я не чувствую себя в изоляции»: как глобализация меняет представление об иммиграции

Александр Балашов в 14 лет создал первый сайт на заказ, а один из проектов его команды взял гран-при European Design Awards
Stories
9 min
Portugal
April 12, 2024
24000

Александр Балашов в 14 лет создал первый сайт на заказ, а в студенческие годы основал с партнером digital-агентство, которое не раз получало престижные профессиональные награды, а в 2022 году проект компании взял гран-при на фестивале European Design Awards. Полгода назад Александр вместе с семьей переехал в Португалию. Мы встретились с ним, чтобы поговорить о его личном опыте иммиграции.

Расскажи немного о том, чем ты занимался до переезда и как у вас получилось выиграть на одном из самых престижных европейских фестивалей в области веб-дизайна?

14 лет назад мы с партнером основали агентство Redis, которое занимается брендингом, дизайном и разработкой мобильных приложений, сайтов и сервисов. Мой профиль – медицина и здоровье. Мы разрабатывали приложения для Pfizer, запускали свой стартап про лечение бессонницы на рынке в США. Но самый значимый пока мой вклад в медицину – в России. Для сети клиник Фомина мы разработали целую цифровую экосистему, где медицинские карты проверяет искусственный интеллект, где врачи непрерывно учатся и получают от ИИ оценки, а пациенты могут контролировать путь лечения в удобном мобильном приложении. 


Еще у нас есть фестивальные работы. Например, документальный сайт про Андрея Сахарова. Это онлайн-музей – история его жизни, рассказанная в интерактивном формате. Мы подавали эту работу на The Webby Awards – "Оскар" в индустрии веб-дизайна – заявка попала в шорт-лист, но в последний момент нас убрали из-за того, что мы из России. Однако сайт взял гран-при European Design Awards. К сожалению, мы не смогли поехать на сам фестиваль, но, по крайней мере, у нас не забрали эту награду. 


Несколько дней назад я продал свою долю в агентстве партнеру, поэтому ответ на вопрос, чем я занимаюсь, больше не такой очевидный.

Как ты тогда решил создать свою компанию? Многие задумываются об открытии своей компании, но далеко не все делают хотя бы первый шаг в этом направлении.

Свой первый сайт я сделал в 14 лет в 2002 году. Заработал за него 500 рублей :)  И потом все университетские годы фрилансил – был разработчиком. Тогда  же мы познакомились с будущим партнером по агентству.


За свою жизнь по найму я работал только полгода пока был студентом магистратуры ВШЭ. Это было одно из ТОП-5 рекламных агентств на тот момент. Я пришел менеджером, но мой руководитель почти сразу уволился и пришлось замещать его, представлять “digital” направление в крупных продажах для  Apple, Olympus и других известных брендов. Я быстро понял, что мы делаем что-то странное и очень дорого. Уволился и нашел первого клиента для нашего нового агентства в твиттере. В российском сегменте он тогда был чем-то вроде междусобойчика на десяток тысяч человек.

Решение продать долю в компании связано с переездом в Португалию?

Война и переезд ускорили то, что в принципе логично было сделать, но в спокойное время решиться было бы еще сложнее. Это страшно, конечно, для обоих партнеров. То, что нам удалось договориться, причем так красиво и правильно – большая редкость. Паша – отличный партнер и большой профессионал. 

Я продолжаю заниматься проектами в медицине и edtech. У меня собирается потрясающая команда разработчиков и дизайнеров. Небольшая, мобильная, с высокой концентрацией таланта. 

Почему Лиссабон?

Я был здесь один раз, на Web Summit три года назад. Перед поездкой меня все заряжали на нетворк. Я решил возвести это в максимум и начать уже по пути на саммит. Так я познакомился с Владом Шипиловым, основателем MigRun – в самолете в очереди в туалет :) Невозможно было представить, что этот контакт когда-то окажется полезным именно в вопросе иммиграции. 

В день начала войны мы с супругой приземлились на Шри-Ланке. Сидели за одним столом с украинцами, завтракали, общались, никто еще ничего не знал. Я решил проверить новости, и через несколько секунд у меня стали вибрировать apple watch: «У тебя пульс 200, а ты сидишь, всё ли ок?». Стал подбирать слова, чтобы рассказать ребятам за столом, что происходит.

Это путешествие дало дистанцию и время для принятия решений. Многие друзья и знакомые улетели из России в первые недели после начала войны. Мы же в это время думали, как спасти компанию, как помочь сотрудникам. Вернувшись в Россию, поняли, что нужно готовиться к переезду.

В начале мая навестили друзей, которые разъехались – Грузия, Армения, Турция. За две недели мы посетили пять городов. Везде встречались с теми, кто только-только переехал, слушали искренние, трогательные истории переезда. Наверное, это лучшее путешествие в моей жизни. Точно, самое эмоциональное. До этой поездки мы никогда не были в этих местах. Теперь почти везде друзья – кажется, что в любой стране можно найти кого-то из знакомых.

В этом путешествии мы созвонились с Владом из MigRun, наметили план переезда. Сейчас уже моя команда помогает MigRun с запуском нового сайта. Мне нравится, что платформа дает максимум возможности пройти путь иммиграции самостоятельно, обращаясь к специалистам только при необходимости. Это особенно актуально для людей, переезжающих планово, не спеша: из Канады, США, Великобритании. В нашем случае важность и срочность зашкаливали, и помощь консультантов сильно помогла.


Интересно, как люди выбирали страну для релокации. Кто-то – по принципу “годик пересидеть”, кто-то сразу “нацелился в паспорт”. Португалия для многих возможный конечный пункт назначения. Еще сюда нельзя просто приехать, как в Грузию или Армению. Это совершенно преодолимое препятствие, но требует проактивности, необходимости принимать решения. Получается некий фильтр, который собирает здесь людей со схожими ценностями. Я не встретил ни одного неприятного мне человека из последней волны. Русскоязычное комьюнити здесь какое-то потрясающе обволакивающее. Мне это напоминает университетское общежитие. Когда я, уже взрослый человек, поступил в магистратуру и стал жить в общаге, мои бытовые условия кратно ухудшились, но это был один из прекраснейших периодов жизни. Ты выходишь из своей комнаты, оказываешься в длинном коридоре, заходишь в любую из дверей – а за ней новый интересный человек, новый необычный разговор. Все открыты к общению, у всех примерно одни и те же проблемы.

А как складываются отношения с португальцами?

Пока было не так много времени и поводов идти на тесный контакт. Самые близкие отношения у нас с нашими лендлордами (хозяевами квартиры). Аренда в Лиссабоне – боль, конкуренция зашкаливает. Чтобы “продать” нашу семью пришлось за ночь сделать презентацию: с фотками, рассказом о нас и доказательствами нашей финансовой состоятельности. Ок, нас выбрали, заходим первый раз в квартиру и видим наши фотографии в виде магнитов на холодильнике – хозяева взяли их из презентации! Написали нам пожелания на меловой доске, подготовили подарки всем, даже собаке. Еще они постоянно нам что-то привозят с фермы: апельсины, зелень, овощи.

Португальцы – потрясающие! Всегда улыбаются, спрашивают, как дела. Когда в магазине или банке сотрудники не могут объясниться по-английски (а случается это редко), извиняются и смущаются. Самому становится неловко – все-таки мы здесь гости. Представить такое во Франции, например, невозможно. Еще я ожидал, что португальцы, как южный народ, будут более эмоциональными, а они очень спокойные: голос не повышают, внимательные и доброжелательные. 

 

Или школа. Наша Лида пошла в обычную португальскую школу. Учительница младших классов отлично говорит по-английски, мы все вместе обсуждаем стратегию обучения, она выкладывает в мобильном приложении фотографии того, что происходит в классе. К детям постоянно приходят какие-то интересные люди. То детский писатель читает лекцию, то агроном помогает мяту выращивать в школьном огороде. 

Я вижу, что в Португалии спокойно относятся к людям, которые переехали. Хотя, наверное, для недовольства поводы есть. Взять ту же ситуацию с недвижимостью и повышением цен на аренду жилья в Лиссабоне.

Ребенку было сложно адаптироваться? Насколько знаю, вы с женой создали целое комьюнити родителей и детей.

Нам, наверное, повезло с ребёнком, потому что Лида достаточно самостоятельный и общительный человек в свои семь лет. Мне повезло и с женой. Дина и в России собирала комьюнити, и здесь создала сообщество, поэтому нет никаких проблем с социализацией. Устраиваем большие экспатские встречи – родители знакомятся и общаются в формате нетворкинга, а дети толпой в двадцать человек носятся по огромным детским площадкам в парке, на безопасной закрытой территории. Еще Лида ходит в архитектурную школу, которую открыли ребята из Беларуси. Друзья появились и в районе, где мы живем. Выходишь в сад гулять с собакой – и видишь знакомые лица, болтаешь у киоска с кофе.

Что ты можешь посоветовать человеку, который только начинает путь иммиграции? 

Мне кажется, что самый сложный момент – это принять решение о переезде. Потому что как только ты переехал, в принципе, ты обречён выстроить себе новую жизнь, других вариантов нет. Многое зависит от людей, от того, чем они занимаются. Одно дело, если профессия подразумевает удалённую работу. Это то, что помогало мне. Я сижу с ноутбуком в комнате и большая часть моего дня не изменилась с переездом. Иммиграция значительно сложнее для тех, кто оставляет в своей стране профессию, например, для врачей. 

Большая потеря для меня – офис. В России мы выстроили свой “пузырь”, до войны создали пространство, где собирали и учили дизайнеров, программистов, – на территории бывшего пивного завода на берегу реки, со своим поваром и кошкой :) В целом так и жили – перемещались из одного “пузыря” в другой. Сейчас на их место пришли экспатский чаты в телеграмме. Поиграть в футбол, паддл, поехать на пляж – все решается в чатах. Если мы говорим о страхе социализации, а это одна из причин почему люди боятся переезжать, то это решаемо. Но, конечно, ты должен быть готов к тому, чтобы совершать определенные действия – вступать в чаты, общаться, для кого-то это может быть барьером. 

Не кажется тебе, что это временно? Выучишь язык, чуть освоишься и начнешь расширять круг общения?

Я вижу, что так не только в Португалии – в Лондоне тоже ходят к русскоязычным парикмахерам и работают с русскоязычными бухгалтерами. Это касается людей, которые переехали и 5, и 10 лет назад, и не только русскоговорящих. Думаю, если хочется сделать действительно большой прорыв и максимально интегрироваться, нужно идти учиться в университет или работать в офис, в местную компанию. 

Как ты себя ощущаешь через полгода после переезда?

Иногда мне кажется, что я живу в какой-то «виртуальной реальности». В том смысле, что я не ощущаю себя в иммиграции, в какой-то изоляции, в кардинально новой стране. Может быть, это одна из стадий переезда. Может быть, это ощущение сохранится.


Что меня приятно удивило за эти полгода – то, как люди готовы помогать друг другу. Все трения, которые были раньше, ушли на второй план. Мелкие обиды потеряли смысл. Второе, что я понял, – всё решаемо. 


Ты не спросила меня, почему мы уехали – причины понятны. Но если бы спросила, то ответ, наверное, был бы – потому что могли. Большое количество людей не может уехать, чаще всего по причинам экономическим. Эти люди остались в заложниках в каком-то смысле. Если раньше все были в “пузырях”, то теперь в “норах”. Мне очень не хочется терять связь с людьми, которые остались. Пока мы в России готовились к переезду, чувствовали давление тех, кто уехал: “Мы бросили всё, оставили свои дома, а вы как же так, что же вы остались”. И мне очень не нравится такая позиция. Хочется, чтобы иммиграция не разделяла нас, хочется сохранить связь. Нет никакого высокомерия или чего-то подобного у большинства тех, кто иммигрировал. Многие относятся ко времени, проведенному в России, очень трепетно и с ностальгией. У многих остались в России родственники и друзья, по которым они скучают и с кем хотят видеться, и я, в том числе, хотел бы иметь возможность приезжать. Порой очень неловко выкладывать фотографию с пляжа и кичиться теми возможностями, которые здесь есть. Не знаю, как решать эту проблему. Хочется, чтобы у нас остался коннект, чтобы могли друг другу помогать.

Фото: Юлия Васютенко

Если ты планируешь переехать в Португалию, мы можем помочь

Ты можешь купить подписку на детальные гайды и сделать всё самостоятельно. Или можешь забронировать консультацию с иммиграционным экспертом. А еще мы придумали новый способ поддержки, который нам кажется оптимальным и современным: подписка на чат с иммиграционным адвокатом и ассистентом, который знает специфику иммиграции именно из твоей страны (адвокат в том числе проверит пакет документов перед подачей). Мы на собственном опыте знаем, что может вызвать трудности, а что ты можно сделать самостоятельно и бесплатно. Поэтому помогаем иммигрировать без ошибок, без стресса и оверпрайса.


Чтобы быть в курсе новостей в мире иммиграции и узнавать о новых полезных материалах, подписывайтесь на нас в соцсетях:

Иммиграция без ошибок!
Выбирай страну, используй наши гайды или бери консультации у экспертов платформы
Узнать больше
Yulia Bykova
Immigrant and writer
all materials →
No items found.
Thank you! Your submission has been received!
Oops! Something went wrong while submitting the form.
Ask anything for free

Subscribe to our newsletter

To stay up-to-date on immigration news and our promotions, subscribe to us
Thank you! Your submission has been received!
Oops! Something went wrong while submitting the form.
By clicking “Accept All”, you agree to the storing of cookies on your device to enhance site navigation, analyze site usage, and assist in our marketing efforts. View our Privacy Policy for more information.